08.01.2018
S N T A
Скажи НЕТ Анорексии
Содержание
1. Еда не Еда

2. Красота=Здоровье?

3. Как прожить праздник

4. Кулинарный уголок
Дорогие подписчики и подписчицы группы "Скажи нет Анорексии" и просто заинтересовавшиеся журналом.
Представляем вам 26 новогодний выпуск нашего журнала SNTA.
В этом выпуске мы расскажем, как пережить праздники и праздничную еду без чувства вины; обсудим связь между красотой и здоровьем, рубрику "еда не еда" и вкусные рецепты для вас.
Представляем вам нашу рубрику "Интервью с экспертами", в ней, люди, знающие толк в борьбе с РПП, помогут нам разобраться с этим. Также в журнале будут представлены три вкусных кулинарных рецепта.
Кстати, в основной группе SNTA все еще проходит флешмоб, посвященный романтизации анорексии. Более подробные условия вы сможете найти в группе, а имена тех, кто поучаствует в этом флешмобе, будут опубликованы в журнале, как и их посты. Ждем вашего участия!
Дорогие подписчики, те, кто хочет помогать журналу, могут написать мне, редактору, для того, чтобы стать частью нашей команды.
С радостью ждем!
Мир нуждается в вас!.
Маргарита Дронова
Главный редактор журнала
Еда – не еда
Взято с https://svetlyachok.livejournal.com/849124.html

Вы можете спросить меня – ну а почему бы не называть свое отношение к сахару сахарной зависимостью, если мне хочется сахару чаще, чем огурца? Почему бы не называть свои отношения с едой зависимостью, если меня тянет к еде, черт побери, четыре раза в день?

Давайте начнем от печки. Впервые идея зависимого отношения к еде появилась в середине 80-х, на фоне волны популярности групп Анонимных Алкоголиков в США. Некую женщину Джудит осенило, что она ест в соответствии с теми же паттернами, что ее муж пьет, и она основала первую группу Анонимных Обжор. Идеология группы полностью идентична идеологии АА и АН: это 12-шаговая модель воздержания, только не от алкоголя и наркотиков, а от сахара, муки и изделий из пшеницы. Воздержание основывается на идее собственного несовершенства, переживания вины и стыда, и формирования мотивации "стать лучше". "Обжорство" описывается как неизлечимая болезнь, бороться с которой предстоит всю жизнь, каждый день. Большую роль в этом подходе играют групповые встречи, поддержка других участников группы. Несмотря на это, даже многолетние участники Анонимных Обжор признают, что у них случаются "пищевые срывы".

Кстати, ту же модель использовала Ольга Маркес при создании #sekta.

Пройдя опыт участия в группе Анонимных Наркоманов, Ольга заимствовала и идею постоянного совершенствования, только не духовного, а телесного, и модель групповой поддержки (объятия группы после тренировки, участие в чате), которая так вдохновляет участников #sekta, и идею бесконечности этого пути, и работу с личным куратором. Разница только в том, что АА, АН и АО - некоммерческие программы, а #sekta - бизнес-проект. Метафорически выражаясь, #sekta представляет собой группу "Анонимные Жирные": люди приходят туда, недовольные собственным весом и телом, ощущая себя отвратительно толстыми и непривлекательными, и уходят с ощущением, что перестать быть "жирным" можно, только соблюдая предложенную программу тренировок и питания. Сорвавшись или пропустив "треньку", многие немедленно снова ощущают себя "жирными" - отсюда такой высокий процент людей с развившимися после курса #sekta или усугубившимися в результате участия расстройствами пищевого поведения, в частности, булимии и приступообразного переедания. В #sekta это обсуждать не принято - нарушения пищевого поведения считаются личной ответственностью участников.

Впрочем, любая диетическая система не берет на себя ответственность за то, что происходит с вами после окончания участия в ней, будь то набор веса или булимические приступы.

Что же не так с моделью пищевой зависимости, ведь с алкоголиками и потребителями наркотиков это работает, спросите вы? Алкоголики в итоге не пьют, потребители наркотиков воздерживаются от употребления. И это действительно так. Модель 12 шагов позволяет зависимым от употребления алкоголя и психоактивных веществ начать вести социальную жизнь, работать, пробовать строить отношения. Алкоголь и ПАВ не являются неотъемлемой частью жизни - мы можем обходиться без них.

Обходиться без еды пока еще никому не удавалось. Глюкоза постоянно циркулирует в нашей крови, стоит ей на минуту прекратить, и мы умерли. А вот алкоголь и кокаин вполне могут циркулировать где-то еще.

Более того, если мотивация "стать лучшей версией" себя из деклассированных люмпенов, опустившихся на дно социальной жизни, делает вполне приемлемых членов общества, то та же самая мотивация, подкрепленная виной и стыдом, в случае нарушений пищевого поведения приводит к прямо противоположному результату - попыток обсессивного контроля за питанием, навязчивым изматывающим тренировкам для достижения "лучшего тела", социальной изоляции, сужения круга интересов к рецептам низкокалорийной кухни и новым упражнениям для формирования кубиков. Алкоголики и потребители наркотиков, признав наличие зависимости, возвращаются в жизнь. Люди с нарушениями питания, сочтя себя зависимыми, из нее выпадают.

«Но ведь сахар – действительно наркотик, есть научные доказательства!» - обычно говорят в этот момент. Научные? Вы уверены? Давайте разбираться дальше.

Предположение Джудит С., что пища может быть аддиктивной, стало основой не только групп Анонимных Обжор, распространившихся по всему миру, но и пережило второе рождение в 2000-е, когда начали проводиться попытки сравнения некоторых продуктов и психоактивных веществ. Разумеется, первым кандидатом на звание аддиктивного стал сахар. Это период, когда термин "пищевая зависимость" начинает звучать не только из уст журналистов и обывателей, но и в университетских аудиториях.

Одним из этих исследований, породившем огромное количество громких заголовков, было исследование группы студентов факультета нейронаук колледжа Коннектикута, предполагавшее, что продукты с высоким содержанием жира или сахара могут вызывать такую же зависимость, как наркотики. В эксперименте изучалось состояние мозга крыс, которым в одном конце лабиринта предлагали популярные американские печеньки Орео, а в другом - рисовые крекеры. Замерялось, сколько времени крысы проводили в одном конце лабиринта, сколько - в другом, и результаты сравнивали с поведением в лабиринте крыс, которым делали инъекции кокаина и морфина, и, соответственно, физраствора для контроля. Доказательством наличия зависимости был сочтен тот факт, что в том конце лабиринта, где был шанс получить Орео, крысы проводили столько же времени, сколько крысы-наркоманы проводили в том его конце, где им давали наркотик. Другим доказательством служили замеры экспрессии белков в прилежащем ядре мозга (центр

удовольствия). Именно тот факт, что экспрессия белков у крыс, евших печенье, была в несколько раз более интенсивной, и превратилось впоследствие в сенсационное заявление о том, что сахар аддиктивнее кокаина в 8 раз. Простая и очевидная мысль о том, что животное интенсивнее реагирует на высококалорийную и вкусную пищу, необходимую для выживания, чем на вещество, на процесс выживания никак не влияющее, студентам в голову не пришла.

Наиболее трогательным является упоминание авторами того факта, что крысы съедают сначала кремовую серединку печенья, что, с их точки зрения, свидетельствует о зависимой природе любви к печенью. Почему никому из студентов не пришло в голову, что природное любопытство крыс вынуждает их посмотреть и попробовать, что внутри, как женщины надкусывают все конфеты в коробке шоколадных конфет ассорти, я не знаю.

Безусловно, Джейми Хонохан, студентка, чьим выпускным исследованием была эта работа, проснулась знаменитой. Однако научной сенсацией это исследование не стало - только журналистской. Почему?

Понимаете, в науке не принято принимать на веру результаты 1) одного-единственного 2) квалификационного, то есть студенческого, исследования. Кстати, во всех интевью выпускница Колледжа Коннектикута Хонохан подчеркивает, что результаты нуждаются в дальнейшей проверке и подтверждении новыми исследованиями. К тому же, есть очевидное и неудобное несоответствие принципам питания LCHF: сторонники этой системы часто обсуждают аддиктивную природу сахара, в том числе. ссылаясь на это самое исследование про крыс и печеньки, а вот об "аддиктивной" природе жира почему-то умалчивают...

Между тем, если говорить о высвобождении эндорфинов как результате работы дофаминовой системы в ответ на стимул, то ломоть жирного бекона справляется с этой задачей ничуть не хуже булочки с сахарной глазурью, а для многих людей жирная соленая пища является существенно более привлекательной и "вызывающей зависимость", чем сладости.

Более того, если считать критерием аддиктивности активацию дофаминовой системы, тут нам всем крупно не повезло. Ибо среди стимулов, вызывающих такую реакцию, первые места занимает, например, прослушивание музыки. Вы видели, с какими лицами эти, в консерваториях, слушают третий концерт Рахманинова? Аж глаза закрывают! Тем не менее, прослушивание классической музыки отчего-то к наркомании не приравнивается, более того, заголовки журналов, тех же самых, что пестрят сообщениями об ужасах сахара, часто и безапеляционно заявляют, что прослушивание музыки полезно для здоровья. Неувязочка!

А еще юмор, например. На концерте хорошего комика или просто услышав хорошую шутку, вы получаете порцию наркотика. Отказать. Матери, узнающие в группе детей своего ребенка, немедленно получают огромную порцию дофамина. Мне помнится, нацисты, (тоже люди были очень против зависимостей, кстати), организовали арийские детские сады, где детей, произведенных исключительно от чистых арийцев, отбирали сразу после рождения и выращивали в условиях высочайщей гигиены и медицинского контроля, дабы арийские матери не отвлекались на всякое там аддиктивное, а арийские дети получали лучшие условия для развития. Благодаря

этому австрийский психоаналитик Рене Шпиц придумал термин "госпитализм", а мир убедился, что детей необходимо брать на руки. Дети в арийском детском саду выросли сплошь умственно отсталыми и с глубокими нарушениями психики.. Что стало с матерями, история умалчивает. От зависимости они избавились наверняка.

Словом, если вы что-то, или, паче чаяния, кого-то сильно любите - дофаминовая система активируется, когда вы этим занимаетесь или видите этого человека. Один из сильнейших наркотиков, например, видеть любимого человека улыбающимся и в хорошем настроении. Мы все наркоманы. Повязать! Вся эта прикладная наркология - и ответ на лицо ребенка, и реакция на музыку, юмор, улыбающиеся лица вокруг или возможность выиграть приз - сформировалась у нас с одной-единственной целью. Обеспечить лучшее выживание человечества. Психоактивные вещества высвобождают такое количество эндорфинов, с которым не сравнится даже исполнение вашим улыбающимся ребенком вашей любимой композиции группы "Metallica" на школьном концерте под конферанс Михаила Жванецкого. Почему же они аддиктивны, если не служат выживанию? Ответ очень прост. Вы наверняка неоднократно слышали, что "мозг снабжен сложной и развитой системой вознаграждения". Журналисты, выучившие слово дофамин, говорят это для красного словца. Дофаминовая система - очень древняя и примитивная. Как телефон Нокия 105 - уникальный телефон, придуманный, чтобы просто звонить на другой номер. Стимул - реакция. Вызов - ответ. Это означает, что если задача выделения эндорфинов решена, то неважно, каким способом. Нашим пещерным предкам вряд ли удавалось сутками обходиться без еды, чтобы в конечном итоге обнаружить в мексиканской пустыне, среди нескольких трупов со следами огнестрела, пятикилограммовый пакет с героином. Им не удавалось заменить требуемый дофаминовый ответ табаком или искусственными подсластителями. Для современного человека "ложно-позитивный" ответ дофаминовый системы на то, что едой не является, и стал одной из причин формирования зависимости от этих веществ. И это принципиальный момент: то, что служит для выживания, не может быть опасным и не может формировать патологии. Патологическим мы можем сделать его только сами.

Чтобы констатировать наличие зависимости от любого вещества, нужны три вещи: тяга, повышение толерантности и абстиненция. Все три элемента должны присутствовать в зависимом поведении одновременно. Тяга означает непреодолимую, сильную нужду именно в этом веществе или продукте. (У вас тяга к шоколадным батончикам? Прием легализации прекрасно с ней справляется). Повышение толерантности означает, что чем больше вы употребляете этого вещества, тем больше вы его хотите. И здесь единственная точка, где аддиктология и сахародемонология пересекаются: чем больше сахара вы едите, тем больше вам хочется сладкого. Абстиненция означает, что в отсутствие нужного вещества ваше состояние резко ухудшается и может быть опасным для жизни. В истории с сахаром отсутствуют признаки физиологической тяги и абстиненции, хотя есть иллюзия, что они есть. На самом деле абстиненция - ничто иное, как гипогликемия, и простое измерение уровня сахара в крови во время всевозможных "детоксикационных процедур" это убедительно доказывает. Вот почему детокс-клиники никогда не предлагают анализ крови на сахар или использование гликометра, а используют нехорошее самочувствие клиентов в качестве доказательства наличия сахарной зависимости.

Но вернемся к науке. Помимо студенческого исследования про крыс и Орео, наиболее часто цитируемым является другое исследования, вполне респектабельное, а именно

В нем обнаруживается, что испытуемые, которые получают более высокий балл по "шкале пищевой аддикции", переживают более интенсивную стимуляцию системы вознаграждения мозга, согласно данным МРТ (магнитно-резонансная томография). И снова пресса реагирует восторженными заголовками: доказательства пищевой зависимости найдены! Они неопровержимы! Это же МРТ!

На самом деле, все, что показывает это исследование, сводится к следующему. Те люди, которые отмечают субъективно, что их реакция на пищу интенсивнее, действительно переживают более сильную реакцию на пищу. Не говоря уже об обширной полемике, развернувшейся вокруг "Йельской шкалы пищевой зависимости" полемике, развернувшейся вокруг "Йельской шкалы пищевой зависимости", убедительно показавшей, что на сегодняшний день, несмотря на некоторые пересечения феноменологии, никаких убедительных доказательств существования пищевой зависимости, или зависимости от какого-то одного вида продукта, не существует ни в исследованиях на животных, ни в экспериментах на людях.

Не растерявшиеся сторонники концепции пищевой зависимости не растерялись, и наиболее современная их точка зрения гласит: ну хорошо, нет химической аддикции от еды, но есть поведенческая!

Сахар - не наркотик, равно как и жир, просто мы используем эту пищу, чтобы получить быстрый всплеск энергии или переработать эмоции, с которыми затрудняемся справиться иначе. Например, гнев. Или печаль. Или скуку. В современной культуре быть грустным, злиться или скучать не очень одобряется - нужно постоянно быть счастливым, в крайнем случае - озабоченным достижением счастья. А эмоции эти надо куда-то девать.

На сегодняшний день ни один из существующих видов пищи не признан вызывающим зависимости. Чтобы убедительно доказать сходство влияния на мозг продуктов питания и психоактивных веществ, нужны эксперименты, сравнивающие поведение мозга людей, употребляющих наркотики и определенные продукты. Этичность подобных экспериментов под большим вопросом, разумеется, и проведены они будут не скоро.

Поэтому предлагается термин "eating addicition", то есть зависимость от процесса поедания пищи, от состояния, в котором мы находимся, когда едим, а не того состояния, в котором мы оказываемся, когда уже поели. Этот термин переводит обсуждение на рельсы чистой психологии: если мы едим, чтобы в процессе еды почувствовать себя лучше, дело не в том продукте, который мы для этого используем, а в том, что мы чувствуем себя плохо. И это - корень проблемы, задача, которую надо решать, если вы ощущаете себя "зависимым от еды". И решается она никоим образом не отказом от сахара, а попыткой взглянуть на свои эмоциональные проблемы беспристрастно и оценить свои возможности, самостоятельно либо с помощь специалиста, их решить.


Красота =Здоровье?
Согласно исследованию на портале Public Library of Science, чем больше разных фигур мы видим, тем легче нам их принять: если бы в медиа мы встречали женщин разных размеров, то относились бы к ним — и к себе — дружелюбнее и спокойнее. Сами понятия «красота» и «красивая фигура» социокультурные: во времена, когда богатые люди имели возможность много есть и не заниматься физическим трудом, полнота была признаком достатка и статуса. В современном же обществе для того, чтобы заниматься спортом и правильно питаться, нужно иметь определенное количество денег, поэтому признаком достатка становится худоба — наряду с ухоженностью или модной одеждой. Полнота при этом клеймится не только с точки зрения красоты: толстых людей чаще считают ленивыми, неаккуратными, слабохарактерными; врачи с большей вероятностью будут искать в весе такого пациента причину всех его проблем, а к толстым работникам относятся требовательнее, чем к худым. Стереотипные представления о том, что женщина обязана быть молодой, худой, модной, ухоженной, тоже действуют. Требования к женской фигуре гораздо выше, чем к мужской, и на толстых женщин оказывается гораздо большее социальное давление, чем на мужчин с такой же комплекцией.

Многие эксперты — например, такие, как Дэн Орниш, про которого мы уже писали— считают, что стигматизация полноты не заставляет людей худеть, а приводит к депрессиям, расстройствам пищевого поведения и даже суициду. Постоянные неудачные попытки похудеть вместе с социальным давлением приводят к приобретенной беспомощности и стрессу. Сейчас, кажется, общество постепенно становится все более терпимым к полноте: появляются плюс-сайз-модели, сайты и даже магазины с нормальными вещами больших размеров. Но само деление на «normal» и «plus» подразумевает, что большие размеры ненормальны, плюс-сайз-модели зачастую худее своей аудитории — так же как обычные модели худее своей. Девушки из кампаний ASOS Curve не носят одежду ASOS Curve — она начинается с 14 размера по американской шкале, а модели носят от силы 10 (а то и вовсе 8).

Мы не устаем повторять, что внешний вид человека — мужчины ли, женщины — его личное дело, вопрос его или ее комфорта и самовыражения. Система, в которой фотографию толстой девушки банят в Инстаграме, а полные актрисы играют в основном комические роли, делает огромное количество людей несчастными. Если наша цель — чувствовать себя комфортнее в собственном теле и в целом стать счастливее, привычка к разнообразию красоты — это та черта, которую можно и нужно в себе воспитать.1



Но давайте оставим социологические исследования и обратимся к обществу. Полные и чересчур (опять-таки для общества) худые люди обязательно должны быть чем-то больны. Каждый норовит дать совет, старается спросить, как ты еще ходишь, чем ты питаешься. Редко кому почему- то приходит в голову, что все тела могут быть НОРМАЛЬНЫМИ. И быть таким, каким тебе быть комфортно - это нормально. И худым, и полным можно быть здоровым.

Вес не определяет твое психическое здоровье. Так оно может не определять и физическое(за редким исключением).

И пока каждый из нас не поймет, что вес - это всего лишь малая составляющая тела, что важнее то, как ты себя ощущаешь, груз СМИ на твое тело не прекратится.



_______________________

¹ Взято с сайта wonderzine

Как прожить праздник.
В предвестии нового года на просторах интернета множатся статьи-клоны о том, как не переесть на праздник. Вторыми по популярности являются статьи с рекомендациями по посленовогоднему "приведению себя в форму".

Мы, поглощенные страхом переедания, забываем о самом празднике. Новый год — лишь повод "оторваться" в свете вышеприведенных статей.

Авторы их взывают к чувству меры читателей (см. заветы правильного питания), указывая на то, что еда на празднике не главное.

Отчасти, этот тезис верен, но это не значит, что новогодний стол следует игнорировать или собрать его из исключительно постных продуктов. Еда — не главное в празднике, но она часть его! Новогодняя атмосфера состоит не только из запаха елки и мандаринов (коими желают ограничиться некоторые); аромат разнообразных холодных закусок, печеного мяса и оливье — полноценная ее составляющая.

Новогодний стол традиционно более богаче(в том числе и калориями) стола повседневного, в этом нет ничего плохого! Стремление попробовать все с этого стола — абсолютно законно.

Некоторые блюда так сложны в приготовлении, что их берутся готовить только в этот день. Некоторые блюда могут быть заказаны из ресторана или даже банальной пиццерии из соображений экономии сил и времени и воспринимаются как символ новогоднего отдыха. Стремление наесться вкусным, исключительно праздничным блюдом вполне естественно и хорошо. Никто же не будет есть суп в новогоднюю ночь, верно?

Есть, конечно и темная сторона новогодних перееданий, когда они не радостны и приятны. Это тот случай, когда они превращаются в бинджи(хаотичное поедание всего и вся). Я имею ввиду именно тот случай, когда это, так называемые "срывы" у диетящих. Бинджи обычно сопровождаются ужасным чувством вины, иногда паническими атаками и даже стремлением "очиститься" (что мы в иносказательной форме наблюдаем в посленовогодних марафонах похудения).

Хотелось бы сделать акцент именно на чувстве вины, а не на самом переедании. Если вы испытываете вину, во время поглощения вкусной еды, это тревожный звоночек, который указывает на развивающееся у вас РПП. Если ваше переедание превышает 6-10 тыс. калорий, это прямое указание на наличие энергетического дефицита, произошедшего от недоедания.

Да, Новый Год не про еду.

Новый год — про волшебство.

Пусть в Новом году вас и ваших близких не коснется РПП!

Кулинарный уголок
Салат из свежей капусты с курицей
Ингредиенты:

500 г филе куриных грудок, без кожи
400 г белокочанной капусты
½ стакана тертого сыра
1 чашка гренок или сухариков
майонез
соль по вкусу
Приготовление:

1. Положите курицу в подсоленную кипящую воду и варите в течение 15-20 минут до готовности. Выньте курицу из воды и отложите ее в сторону, чтобы остыла.

2. Мелко нашинкуйте капусту (без кочерыжки), положите ее в глубокую миску и приправьте солью. Через несколько минут помните капусту руками, чтобы она стала мягче.

3. Нарежьте курицу на кусочки и добавьте в салатник.

4. Добавьте тертый сыр и все перемешайте.

5. Заправьте майонезом и еще раз перемешайте. Посыпьте сухариками и сразу подавайте (если Вы готовите салат заранее, то не кладите в него сухарики до момента сервировки).

Приятного аппетита!
Паста с креветками и соусом Альфредо
Ингредиенты:

Креветки — 450 г
Спагетти — 400 г
Чеснок — 3 зубчика
Сливочное масло — 2 ст. л.
Молоко — 250 г
Нежирные сливки — 250 г
Сыр пармезан — 130 г
Соль — 1 ст. л.
Молотый чёрный перец — 1 ч. л.
Брокколи — 100–150 г
Свежая петрушка — 1 пучок
Кукурузный крахмал — 2 ст. л.
Приготовление:

1. В небольшой ёмкости разведите крахмал в молоке. Пока отставьте мисочку. Растопите на сковороде с высокими бортиками сливочное масло. Добавьте зубчики чеснока, обжаривайте, пока чеснок не даст аромат и не размягчится. Постоянно помешивайте, иначе чеснок подгорит.
2. Почистите и помойте креветки. Выложите на сковороду.
3. Залейте креветки нежирными сливками, посолите, добавьте перец и тёртый сыр пармезан.
4. Помешайте. Залейте молоко с кукурузным крахмалом в сковороду, потушите, доведите соус до загустения (после закипания тушите примерно 2–3 минуты).
5. Параллельно сварите спагетти. Выложите к креветкам в соусе. Добавьте сразу и брокколи.
6. Перемешайте, ещё немного (минуты 3) потушите всё вместе и подавайте к столу. Украсьте свежей петрушкой.
Чизкейк "Нью-Йорк"
Ингредиенты:

Печенье песочное — 320 г
Сливочное масло — 200 г
Крем-сыр "Филадельфия" — 900 г
Сахар — 220 г
Яйца — 5 шт.
Сметана (жирная, без сыворотки) — 160 г
Ванильный экстракт — 1 ст. л.
Цедра лимона — 1 ч. л.
Сок лимонный — 2 ст. л.
Приготовление:

1. Для основы: в блендере измельчите 320 г печенья в мелкую крошку. Если блендера нет, положите печенье в плотный пакет с молнией и измельчите при помощи скалки. 200 г масла растопите в микроволновой печи или в небольшом сотейнике и влейте в крошку. Перемешайте.
2. Дно разъемной формы застелите пергаментной бумагой и защелкните кольцом от формы, остатки бумаги обрежьте. Выложите крошку из печенья и утрамбуйте дно, сформируйте стенки и поставьте охлаждаться в морозилку на 15 минут.
3. Пока основа для чизкейка охлаждается, приготовьте начинку. Все ингредиенты для начинки должны быть комнатной температуры. В чаше миксера с насадкой лопатка смешайте 900 г сыра комнатной температуры и 220 г сахара. Перемешайте до однородности, не взбивая. Далее по одному введите в сырную массу 5 яиц, перед добавлением каждого следующего яйца предыдущее должно полностью замешаться. Получится гладкий вкусный крем.
4. Добавьте 160 г сметаны (без сыворотки) и перемешайте до однородности. Для аромата влейте 1 ст. л. ванильного экстракта, натрите мелко цедру одного лимона и добавьте 2 ст. л лимонного сока, все перемешайте.
5. Получится гладкий крем без комочков, очень нежный и вкусный. Разогрейте духовку до 160°С. Форму с основой для чизкейка достаньте из морозилки и плотно оберните фольгой в несколько слоев, чтобы не попала вода. Вылейте начинку на основу из печенья.
6. Поставьте форму с чизкейком в глубокую емкость для выпекания большего диаметра. В большой противень налейте горячую воду, чтобы вода доходила до середины формы с чизкейком. Поставьте эту конструкцию в разогретую до 160°С духовку и выпекайте 60–80 минут. Края чизкейка должны схватиться, а серединка будет еще жидковата.
7. После этого приоткройте дверцу, выключите огонь и оставьте чизкейк доходить на 1–2 часа.
8. После полного остывания затяните форму с чизкейком пищевой пленкой и отправьте в холодильник на 6–8 часов.
9. Классический чизкейк "Нью-Йорк" готов, подавайте с ягодами или ягодным соусом.
Над выпуском работали:


Маргарита Дронова

Наталья Кулакова

Маргарита Вейлова

Ксения Царенко

Анастасия Васюкова

Виктория Федорова
Made on
Tilda